Несмотря на супериоты, существует серьезное равенство сочинение пример

ООО "Сочинения-Про"

Ежедневно 8:00–20:00

Санкт-Петербург

Ленинский проспект, 140Ж

Сочинение на тему Несмотря на супериоты, существует серьезное равенство

Роман Ямайки Кинкейд, Люси, вращается, в основном, вокруг опыта иммиграции и акклиматизации главного героя, который покинул свой маленький остров в Карибском море, чтобы наладить новую жизнь в Нью-Йорке. Тем не менее, среди героев этого романа есть еще одна женщина, которая одинаково важна для развития сюжета, и эта персона – Мэрайя, работодатель Люси. В течение романа Мэрайя представляет ряд символических фигур для Люси. Первоначально Люси считает ее эрудированной и опытной женщиной, которая живет завидно комфортной жизнью. Однако с течением времени Люси видит, что Марии, несмотря на ее привилегированное положение, не хватает знаний о мире за пределами ее крошечного микрокосма и базовых жизненных навыков. Именно через Мэрайю Люси способна создать модель для человека, которым она хотела бы стать, и именно от Марии она должна вырваться на свободу, чтобы стать этим человеком. Таким образом, Мэрайя является агентом и катализатором развития Люси.

На первый взгляд, у Марии идеальная жизнь. У нее прекрасная семья, в которую входят она, ее красивый муж и их красивые и очаровательные дочери. Мэрайя и ее муж также богаты, о чем свидетельствует не только тот факт, что они могут нанять Люси в качестве помощницы по хозяйству, но и тот факт, что они путешествуют и побывали на Карибах. Однако вначале Люси замечает, что у Марии есть холодильник, который настолько полон, что накануне у него есть остатки еды, и что в здании, в котором она живет, есть лифт, который Люси никогда не видела и не ездила в своей жизни. Все это внешние признаки того, как Мариа достигла особой хорошей жизни. Люси считает, что Мария и ее муж искренни, когда они приглашают ее «считать их своей семьей и чувствовать себя как дома» (стр. 7).

Несмотря на восхищение Люси кажущейся безупречной жизнью Марии, она не связывается с Марией сразу или близко. Со своей стороны, Мэрайя одинаково очарована Люси. Она замечает, что у Люси интересная история, и поглаживает лицо Люси нежным, но, возможно, переступающим границы надлежащего поведения. Мэрайя, кажется, совершенно не знает о своем положении привилегий и власти, и, хотя у нее нет плохих намерений для Люси, ее действия не учитывают культурные корни Люси, ее опыт, потребности и чувства. Мэрайя хочет, чтобы Люси увидела мир именно так, как она. Один из самых ранних и определяющих моментов их отношений наступает, когда Мэрайя пытается убедить Люси видеть нарциссов такими, какими они их видят. Люси, однако, имеет другую связь с нарциссами, которую Мэрайя просто не может понять. Она настаивает на том, что покажет Люси Великие озера, волшебство весны, зоопарк и любое количество достопримечательностей, которые Люси никогда не видела. Как будто Мэрайя хочет быть матерью Люси; Люси такая разная и ей так не хватает определенного опыта, что она представляет Марию интересный и сложный проект.

Ясно, что это проект, обреченный на провал. Мэрайя и Люси имеют совершенно разные точки зрения. Мэрайя, не подозревая о невидимых привилегиях, предоставленных ей ее классом, ее расой и ее национальностью, не способна видеть мир, его разочарования и опасности с точки зрения Люси. Она мало знает, если вообще что-нибудь, о родной стране и культуре Люси. На самом деле для читателя, знакомого с постколониальной теорией, становится совершенно очевидно, что Мария очень мало знает о своей стране и культуре с точки зрения ее положения как колонизатора, как в историческом, так и в современном контексте. Наивность и невежество Марии отображаются в главе, озаглавленной ее именем. Когда Мэрайя завязывает глаза Люси и ведет ее к нарциссам, а затем решительно поощряет Люси видеть ту же красоту, которую она видит, Мэрайя неосознанно исполняет роль мастера колонизации, хотя, казалось бы, доброй и нежной. Она не может понять, почему Люси так бурно реагирует на этот опыт, что подчеркивает недостаток знаний Марии о мире за пределами ее собственной счастливой семьи.

Счастье Марии, однако, и хрупкое, и эфемерное. Идеальная жизнь, которую она построила для себя, начинает рушиться, когда у ее мужа Льюиса роман с лучшей подругой Мэрайи Диной. Опять же, читатель видит, насколько наивна и уязвима Мария, и как активно она пытается защитить себя от хаоса в своем упорядоченном мире. Когда неверности Льюиса становятся реальностью, Люси начинает понимать, что ее восприятию Марии не хватало глубины, даже несмотря на то, что ее «симпатии были к Марии» (с. 48), и хотя Мариа, кажется, является супругом, который контролирует, потому что она пинает Льюис вышел.

Несмотря на преданность Люси, именно после этого эпизода Мэрайя падает с пьедестала, на котором Люси поставила ее. Через Мэрайю Люси получает ценный урок о характере явлений и хрупкости так называемой «хорошей жизни», непрерывность которой никогда не гарантируется. Этот урок, возможно, горький, но его нельзя извлечь из книги, даже из феминистских текстов, которые Мария дает Люси. Именно этот урок также служит решающим поворотным моментом в сюжете романа, поскольку он позволяет Люси освободиться от Мэрайи и подделать свою собственную личность.

Мэрайя, следовательно, не обязательно является персонажем, который существует в этом романе с целью пережить свою собственную трансформацию, даже если она действительно претерпевает значительные изменения. Опыт Марии, однако, важен для романа в той мере, в которой он служит тиглем, в котором Люси способна осуществить свою собственную трансформацию. Роман Люси можно было бы, если написать с другой точки зрения, озаглавить и написать о Марии, поскольку она – сложный персонаж, который играет много ролей и претерпевает различные преобразования: изменения в ее осознании и восприятии, изменения в ее дружбе и изменения в ее межличностные отношения, особенно ее брак. Когда Люси, наконец, сможет выявить и наблюдать слабости характера Марии, она может оторваться от Марии и идти своим путем.

Для Марии было важно сыграть ту роль, которую она играет в этом романе. Мэрайя была первой и на какое-то время единственной женской фигурой, с которой Люси общалась и с которой она могла связаться после того, как покинула свою семью и свою родину. По этим причинам Мэрайя приобрела особое значение, играя роли друга, матери и образца для подражания в различных моментах романа. В конечном счете, однако, Мэрайя становится антиролевой моделью. В конце романа Люси отрывается от Мэрайи, так же, как она оторвалась от своей биологической матери и своей символической матери, своей страны, когда она покинула свой остров. Люси приходит к выводу, что Мэрайя – не тот человек, которому нужно подражать; на самом деле, единственный способ, которым Люси может стать своей личностью, – это проложить свой собственный путь. Хотя читатель не знает, куда этот путь приведет ее, Люси ясно усвоила уроки, которые ей нужно было понять, прежде чем она смогла реализовать себя как независимую женщину. Мэрайя была критической фигурой, которая позволила Люси сформировать эту личность как через связь, так и через конфликт.

Поделиться сочинением
Ещё сочинения
Нет времени делать работу? Закажите!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и обработкой ваших персональных данных.