Политический фокус в японских студийных фильмах в конце 1950-х годов сочинение пример

ООО "Сочинения-Про"

Ежедневно 8:00–20:00

Санкт-Петербург

Ленинский проспект, 140Ж

Сочинение на тему Политический фокус в японских студийных фильмах в конце 1950-х годов

В конце 1950-х и в преддверии 1960-х радикальная политика произвела сдвиги во всем мире. Это затронуло многие аспекты жизни общества, включая кино. Как и французское кинематографическое движение, японское кино La Nouvelle Vague (Французская Новая Волна) претерпело собственные изменения. Это последнее поколение кинематографистов старалось отойти от жесткой школьной системы кинопроизводства, где учеников обучали под строгим ученичеством.

В отличие от своих французских коллег, эти радикальные кинематографисты начинали в студийной системе (например, «Чехословацкая новая волна»), но продолжали создавать независимые студии, где они могли бы работать с запретными темами. Тем не менее, политическая направленность также видна в более ранних японских студийных фильмах после окончания американской оккупации в 1952 году. Примером может служить фильм о кайдзю «Годзира» (1954). Режиссер Иширо Хонда, фильм представляет собой конфликт, обнаруженный в Японии после холодной войны. Фильм мрачный, мрачный и подчеркивает общество, находящееся под сильным влиянием испытаний ядерной бомбы в Хиросиме и Нагасаки, которые произошли менее чем за десять лет до этого. Годжира сосредоточился не только на природных страхах (огонь, тайфуны и землетрясения, которые часто изменяли острова), но и на техногенных страхах, таких как водородные бомбы. Чон Норьега рассматривает это представление с аллюзиями корабля Daigo Fukuryu Maru (Lucky Dragon # 5) и феноменологической концепцией «инаковости», показанной титульным персонажем. В конечном итоге эти примеры позволят японской аудитории относиться к Годзира не как к монстру, а как к жертве. На начальной сцене фильма мы видим группу японских моряков на палубе корабля, которые играют в Го и отдыхают после долгого дня. Вдали яркая вспышка света пересекла открытый океан, и громкий гулкий звук привлек внимание мужчин. Корабль становится абсолютно уничтоженным. Городские жители невероятно беспокоились о пропавших людях, и никто не знал, что случилось; только то, что это было не естественно.

Это соответствует исторической истории Daigo Fukuryu Maru, рыбацкой лодки для тунца, которая была загрязнена радиоактивными осадками во время испытаний в Замке Браво на атолле Бикини за несколько месяцев до съемок. Пока вокруг них обрушивались осадки, экипаж продолжал ловить рыбу и в конечном итоге вернулся в порт. Месяцы спустя экипаж стал демонстрировать признаки лучевой болезни от водородной бомбы. Двадцать три члена экипажа сильно пострадали как физически, так и эмоционально. Келоидные шрамы от жертв бомбы будут использованы для вдохновения для кожи Годзира в фильме. Это будет сделано не только по косметическим причинам, но и в том, что Годжира станет жертвой бомб, как любая другая жертва японцев. Это подводит нас к понятию «инаковости» или «иного». Иное – это действие по маркировке человека как человека, принадлежащего к другой или подчиненной социальной группе. Часто это отчуждает помеченного человека от общества и помещается в общественную границу. Эта концепция регулярно встречается в исследованиях геноцида и злодеяний, а также является важным мотиватором холодной войны. Норьега отмечает, что в Америке в 1950-х годах фильмы о монстрах основывались на персонажах с безличными именами, такими как «Их» и «Это».

Альтернативное творчество Годжира имеет как имя, так и предысторию. Одно это цементирует характер как часть японской культуры и общества. Имена гуманизируют разные вещи, и удаление имен может привести к дистанцированию. Эта гуманизация Годжира часто появляется в фильме, когда персонаж Такаши Шимура борется за понимание потребностей и желаний персонажа. В конце концов, обращение Годжиры к аудитории – это не разрушение или грубая сила, а его роль антигероя и жертвы.

В конечном счете, Годжира – это не просто фильм-монстр, в котором повторяется опасность ядерных бомб. К этому времени разрушение стало общеизвестным, и усиливался страх, что другие страны начинают разделять власть. Вместо этого фильм – аллегория длительной травмы, которую чувствует японское общество. Важно отметить эту очень специфическую точку зрения, потому что она изменится, когда сериал будет адаптирован для американской аудитории.

Поделиться сочинением
Ещё сочинения
Нет времени делать работу? Закажите!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и обработкой ваших персональных данных.