Изображение и символический слой концепции загробной жизни в поэме «Танатопсис» сочинение пример

ООО "Сочинения-Про"

Ежедневно 8:00–20:00

Санкт-Петербург

Ленинский проспект, 140Ж

Сочинение на тему Изображение и символический слой концепции загробной жизни в поэме «Танатопсис»

Спокойная смерть

Загробная жизнь – это абстрактное понятие, которое углубляется в сферу веры. Концепция позволяет людям доверять смерти, она позволяет людям принять смерть. В «Танатопсисе», стихотворении Уильяма Каллена Брайанта, он пытается облегчить боль смерти, объясняя, что смерть – это естественный процесс. Он исследует события до и после смерти, отстаивая, что мертвые становятся едиными с природой. Брайант считает, что смерть мирная и прекрасная, и это просто переходный период от земного существования к загробной жизни. Он использует несколько стилистических решений, чтобы предположить, что смерть – это спокойный переход из одного мира в другой.

На протяжении всего стихотворения Брайант обсуждает источники утешения умирающего. В первой строфе Брайант описывает человека, который тесно связан с природой. Когда человек чувствует себя радостным, у природы «есть голос радости и улыбки / и красноречие красоты» (4). Звуки природы мирные и спокойные. Когда он начинает погружаться в более темные мысли, природа ловко «крадет их / их резкость, прежде чем он осознает» (8-9). Уже успокаивающие аспекты природы выделены. Природа способна исправить темные мысли человека, подчеркивая его целебные свойства. Интересно, что Брайант затем переносит свое внимание с человека на самих читателей. По его словам, в тот момент, когда читатели размышляют о своих умирающих моментах, они должны «перечислить / к учениям Природы» (14–15), поскольку это поможет этим мыслям. Внезапно Брайант выдвигает гипотезу, что читателям грозит мрачная судьба: они скоро умрут. Он считает, что Земля, «которая питала тебя [читателей]» (22), разлагает тела читателей, чтобы они могли стать едиными с природой; Брайант намекает, что природа – это загробная жизнь мертвых. Во второй строфе Брайант заверяет читателей, что они не одиноки в этом начинании. Вместо этого они отступают к своему «вечному месту покоя», где они «лягут / с патриархами детского мира» (31; 33-34). Их тела будут разлагаться на одну и ту же землю, состоящую из разложившихся тел прошлых жизней. Брайант объясняет, что различные формы природы являются просто украшениями «великой гробницы человека» (45). Океаны, леса, равнины и реки украшают Землю, где разлагаются тела мертвых. Брайант говорит читателям, что они могут «потерять себя в сплошном лесу / Куда катится Орегон» (52-53), но там будет смерть. Читатели могут попытаться избежать смерти, но все попытки тщетны, потому что смерть в конечном итоге случается со всеми. Тем не менее, повсеместная природа смерти утешает читателей. Если никто не замечает их смерти, Брайант уверяет, что «Все, кто дышит / разделит твою судьбу» (60-61). Он утешает читателей, гарантируя, что даже если никто не заметит их отъезда, они в конечном итоге постигнет та же участь. В третьей строфе Брайант завершает свои усилия по утешению читателей. Когда читатели приближаются к вершине смерти, «где каждый должен взять / Свою комнату в тихих залах смерти» (75-76). В конце концов, читатели спят в своих собственных мирных, тихих комнатах смерти, что помогает развить тему смерти, являющуюся промежутком между земной жизнью и загробной жизнью.

Структура и тон играют важную роль в изучении жизни после смерти. Структура поэмы усиливает чувство спокойствия и объединения с другими после смерти. Например, вся поэма написана в свободном стихе. Свободный стих похож на регулярную речь, а регулярность – это то, к чему стремился Брайант. Он строит стихотворение, чтобы быть свободным стихом, чтобы предложить чувство естественной речи; он убеждает читателей доверять ему. Естественная речь укрепляет идею о том, что смерть наступает, и одна эта идея должна быть утешительной. Таким образом, стихотворная природа стихотворения дает ощущение умиротворения. В стихотворении отсутствует схема рифмы, но ямбический метр объединяет стихотворение. Единство утешает читателей и дает им ощущение регулярного ритма. Одним из примеров счетчика ямба, относящегося к жизни после смерти, является сам счетчик ямба. «Тому, кто в любви к Природе держится» (1). Ударения – любой другой слог; в жизни преобладают взлеты и падения. В момент смерти человек слаб и хил, без стресса. После смерти сразу после стресса предлагается новая яркая жизнь. Тон также играет роль в исследовании темы смерти, являющейся лишь периодом отдыха перед загробной жизнью. Например, Брайант использует дикцию, чтобы описать могилу мертвых как «могилу» (37). Несмотря на то, что могила или надгробие являются идеальными заменителями, Брайант выбрал гробницу. Причина в том, что слово несет религиозный вес, что вносит элемент возможной загробной жизни. В частности, гробница рассматривается в христианской истории как Иисус воскресает из мертвых из пасхальной гробницы. Это говорит о том, что могила – это перерыв в жизни, и мертвые восстанут на более святом уровне, как Иисус. Еще один пример странной дикции – это начало поэмы. Поскольку Брайант описывает человека с сильной любовью к природе, он упоминает, что мужчина «поддерживает Причастие с ее видимыми формами» (2). Причастие – это еще один христианский ритуал, в котором человек ест тело Христа. Несмотря на то, что Иисус мертв, люди все еще могут общаться с живыми и, по сути, имеют загробную жизнь. Человек в первой строфе соединяется с природой на том уровне в том смысле, что мертвые соединяются с природой и также связаны с человеком. Таким образом, как только человек становится единым с природой, он общается с другими людьми, что усиливает тему загробной жизни. Благодаря использованию структуры и тона Брайанта он помогает усилить тему загробной жизни.

Брайант использует поэтические приемы, чтобы усилить тему мирной смерти в загробной жизни. Использование символики подчеркивает скрытое спокойствие смерти, поскольку смерть – просто период отдыха для загробной жизни. После того, как Брайант описывает могилу людей, он говорит: «Золотое солнце, / Планеты, все бесконечное множество небес, / сияют в печальных обительах смерти» (45–47). Солнечный свет достигает мрачных домов смерти, что является контрастирующим эффектом. Лучи света от солнца контрастируют с восприятием мрачной смерти; теперь смерть кажется спокойным летним днем. Солнце, сияющее при смерти, также означает начало нового дня, который предполагает, что новая жизнь начинается после смерти. Таким образом, солнце символизирует мирность смерти до загробной жизни. Брайант также связывает сон со смертью с помощью символики, говоря читателям «лгать до приятных снов» (81). Сон – время отдыха и восстановления; после сна начинается новый день. Брайант также говорит читателям, чтобы им снились приятные сны, поскольку он считает, что умирающий должен охватывать мирные аспекты смерти. Итак, когда мертвые просыпаются ото сна, они испытывают яркую, новую жизнь. Брайант также широко использует образы на протяжении всего стихотворения, чтобы объяснить комфорт могилы. Он детализирует различные аспекты природы, используя образы, чтобы изобразить безмятежность смерти. Когда он описывает могилу людей, он говорит, что «почтенные леса – реки, которые текут / в величии, и жалкие ручьи / которые делают луга зелеными» (40-43) – все это успокаивающие украшения, предоставленные природой. Смерть – не мучительная судьба, а скорее умиротворяющая и мирная. Обращаясь к зрению и звуку читателей, Брайант убеждает читателей доверять смерти. Мирное настроение могилы позволяет мертвым испытывать успокаивающие формы природы после смерти. Брайант подразумевает, что в загробной жизни мертвые могут чувствовать природу. Брайант также утешает читателей образами, изображая миллионы погибших. Другой пример образов происходит, когда Брайант говорит о племенах. «Неисчислимый караван, который движется / В таинственное царство» (74-75). Он рисует яркую картину миллионов людей, идущих по линии к смерти. Чувство единства успокаивает читателей, так как они являются частью регулярного цикла. Таким образом, люди, которые умирают, не должны бояться, поскольку они умирают с миллионами других. Тем не менее, путешествие к смерти не является концом, они просто отправляются в другое царство жизни. Они покидают свои физические тела, чтобы отправиться в другой мир. Брайант мастерски использует символику и образность, чтобы усилить тему загробной жизни.

В то время как вера Брайанта в загробную жизнь очевидна, в конце он оставляет неопределенную загробную жизнь. Например, он обсуждает, что люди, которые умирают, сливаются с природой, затем он использует кровать как символ смерти, который подразумевает, что мертвые пробудятся в новой жизни. Он намеренно оставляет загробную жизнь неоднозначной, потому что хочет, чтобы стихотворение относилось ко всем. Если умирающие верят в небеса, они просто возрождаются на небеса или пробуждаются в новый мир. Если умирающие верят в реинкарнацию, они умирают и возрождаются в новой, земной жизни. Если умирающие верят в единение с природой, они разлагаются в почве и становятся питательными веществами, способствуя новой жизни. Во всех этих примерах объединяющая тема новой жизни ясна. Брайант предполагает, что загробная жизнь существует, чтобы успокоить умирающих, но оставляет загробную жизнь расплывчатой, чтобы охватить более широкую аудиторию.

Поделиться сочинением
Ещё сочинения
Нет времени делать работу? Закажите!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и обработкой ваших персональных данных.