Теория товарного фетишизма Маркса сочинение пример

ООО "Сочинения-Про"

Ежедневно 8:00–20:00

Санкт-Петербург

Ленинский проспект, 140Ж

Сочинение на тему Теория товарного фетишизма Маркса

Не может быть никаких сомнений в широком влиянии теорий Карла Маркса на социологию и политическую мысль. Его концепция коммунизма, преодолевающая социально-экономические ловушки капитализма, не была теорией, которая увидела свет в том смысле, в котором он, возможно, выдвинул гипотезу. На протяжении всей истории было много искаженных представлений Маркса, в связи с чем возникает вопрос: возможен ли чистый коммунизм в первоначальном марксистском смысле, если учесть, что человечество испытывает врожденную «потребность» в иерархии и жажду власти. Капитализм, по-видимому, удовлетворяет «потребность» во власти и приобретении, прежде всего, и это подтверждается ростом мирового богатства, которое, безусловно, не равнозначно богатству. Разрыв между богатыми и бедными постоянно увеличивается, что включает неравенство в шансах на жизнь и участие в основной жизни общества. Однако суровые данные не появляется, чтобы изменить или трансформировать капитализм, следовательно, концепция Маркса экономических классовой борьбы остается спорная проблемой.

В этом эссе будет объяснено и исследовано понятие капитализма и то, как Маркс полагал, что истоки и динамика капитализма запутанно вплетены в ткань классовой борьбы на протяжении всей истории. Фактически, это понятие открывает первую часть «Коммунистического манифеста» уже известной цитатой: «История всего существовавшего до сих пор общества – это история классовой борьбы» (Маркс и Энгельс, стр. 79). Понимание исторической основы капитализм важен, учитывая, что Маркс основывал свою работу на концепции исторического материализма, первоначально возникшей из его развития гегелевской инверсии Фейербаха. Исторический материализм – это концепция, объясняющая жизненно важную функцию человеческого производства с единственной целью существования. Без средств существования человечество потерпело бы неудачу во всех других видах деятельности и функциях. Маркс отверг гегелевскую диалектику, основанную на движении человеческих мыслей и идей, и утверждал, что диалектика связана с противоречиями, основанными на экономической системе, иначе известной как диалектический материализм.

Следовательно, динамика перемен, в конечном итоге созданная процессом диалектики, заключается в конфликте между двумя противоборствующими факторами (Lee and Newby 2000, pp. 114 – 119). Маркс задумал базовый и надструктурный подход, который определяет капиталистическое общество. База относится ко всему, что является функцией производства в обществе, и, наоборот, надстройка, которая, как можно сказать, является производной от базы, относится к ценностям, культуре, идеологии и руководящим органам общества. Первый создает и поддерживает второй в процессе легитимизации экономической деятельности, и, в свою очередь, надстройка обеспечивает сохранение процессов. Классовое господство играет большую роль в этом процессе организации; например, частное образование, обеспечивающее лучшие возможности для продвижения и первичной социализации в высших эшелонах общества. Однако контраргумент утверждает, что государство так же вовлечено в стрессы и «борьбу гражданского общества», а не просто является его продолжением ради чистой выгоды конкретного класса (Held 2001, в Hall and Gieben 2001, стр. 113). Согласно Марксу, акт производства и средства его организации, включая отношения между членами противоборствующих классов, являются ключевыми для общества и социального развития, и это может быть подтверждено анализом доиндустриальных обществ.

Феодальные общества организовали производство, основанное на отношениях между правящим классом, дворянством и подчиненным классом, крепостными. Монархия управляется божественным правом и строгой системой традиций, требующих полной верности и чести. Участие церкви поддерживало и подчеркивало эту раннюю форму социальной организации, и любое отклонение от принятого поведения было бы богохульством. Социальные иерархии были фиксированными и, как правило, такими же недвижимыми, как и земля, принадлежавшая дворянству. Общество состояло из небольших групп, проживающих в небольших сельскохозяйственных общинах. В отсутствие организованной экономики и бюрократии излишки производства рассматривались землевладельцами как их право. Крепостные были зависимы от благодати помещиков за их средства к существованию, которые создали отношения доминирования и зависимости. Таким образом, Маркс утверждал, что конфликт неизбежен в любом обществе, основанном на классе (Bradley 2001, Hall and Gieben 2001, pp. 188-189). Смена способов производства была постепенной и развивалась в течение сотен лет деятельности, что привело к создание акционерной компании East India Company (около 1600 г.) и британская колонизация Северной и Южной Америки в конце шестнадцатого века. Позже Адам Смит (1723-1790) в своей работе «Богатство народов» создал теорию в пользу свободного рынка, прямо противоположного меркантилизму и монополии на владение землей. В отличие от «связанного» труда, бесплатный труд принесет пользу всем членам общества. Смит полагал, что все люди были «нацелены на получение прибыли», но это создавало «гармонию» в интересах общества в целом.

Свободный рынок и свободная торговля потребовали бы разделения труда, что в конечном итоге означало более экономически эффективный способ производства на конкурентном рынке (Brown 2001, Hall and Gieben 2001 pp. 145 -149). Как таковой, меркантилизм видел накопление капитала, которое привело к капитализму. Индустриализация не была единственной ответственной за капитализм, но, несомненно, дала толчок его распространению (Lee and Newby 2000, pp. 79 – 80). Промышленная революция привела к появлению нового правящего класса, буржуазии, и, следуя иерархическим традициям, построенным в предыдущих обществах, пролетариат нашел свое место на нижнем крае социального масштаба. Для Маркса идея классовой борьбы основана на антагонизмах, присутствующих в различиях между классами, и он рассматривал появление нового правящего класса с его «новыми условиями угнетения» как катализатор для большего разрыва в обществе, чем было ушел раньше (Маркс и Энгельс, стр. 80). Промышленная революция изменила причины труда и значение акта труда, который требовал продажи личного времени и усилий в обмен на заработную плату, иначе известную как коммодация рабочей силы.

В отличие от феодальных времен, существовавших в форме сельскохозяйственной «экономики», конфликт между буржуазией и пролетариатом основывался на интенсивности производства для получения прибыли, что привело к окончательной эксплуатации рабочих. Производство перешло от феодальной частной земли к промышленной частной собственности на капитал. Учитывая пролетариат, лишенный права собственности на средства производства, у них не было другого выбора, кроме как продать свою способность производить в обмен на строго контролируемый наемный труд, чтобы выжить. Конфликт, созданный такой антагонистической системой, мог быть разрешен только путем преобразования, вызванного революцией. Конфликт также следует понимать в контексте социальных отношений, которые основывались на дихотомии заработной платы и труда. В викторианскую эпоху термин «класс» создавал социальные реалии, благодаря которым члены общества «знали свое место» в соответствии с их экономическим здоровьем.

Для Маркса термин «класс» определяет отдельных лиц и группы на основе объективных принципов. Маркс полагал, что сознание, а не детерминант социального бытия, на самом деле определяется социальным существом. «Способ производства материальной жизни обуславливает социальные, политические и интеллектуальные жизненные процессы» (Marx, 1975, Lee and Newby, 2000, p. 115). Согласно Марксу, революция по превращению капитализма в социализм может произойти только тогда, когда классовое сознание заменит ложное сознание. Классовое сознание определяется как понимание и осознание истинной ситуации неравенства, вызванной эксплуатацией, которая в конечном итоге приводит к солидарности пролетариата. Альтернативная точка зрения, основанная на консенсусе, а не на конфликте, будет доказывать, что для достижения солидарности необходима коллективная совесть, основанная на общих моральных и этических ценностях.

Функционалистическая точка зрения Дюркгейма (1858-1917) утверждает, что различные уровни общества, действующие во имя общих интересов, могут удовлетворить потребности социальной системы (Giddens 1971). Однако бедность не способствует функциональному единству из-за неравенства. Это, безусловно, очевидно в современном обществе, даже если мы рассмотрим буфер, созданный государством всеобщего благосостояния; бедные далеки от интеграции в остальное общество. Буржуазия во имя прибыли требовала высокой интенсивности производства, что было возможно благодаря разделению труда. Это, в свою очередь, создало утомительную, повторяющуюся работу, которая сводилась к угнетению и эксплуатации рабочих. Рабочий класс был «свободен» продавать свою рабочую силу по самой высокой цене, но правящий класс выиграл благодаря экономическому превосходству.

Для рабочего класса было бы невозможно превзойти свое низкое положение в социально-экономическом масштабе, пока правящий класс владел способами производства. В отличие от идеи Адама Смита о том, что конкуренция и прибыль будут благом для всего общества, капиталистическая мечта состоит в том, чтобы владеть монополией, ведущей к постоянно увеличивающейся прибыли и личному богатству. Рабочие становятся полностью зависимыми от меньшей несправедливой «доли» за счет заработной платы, которая не компенсирует реальность их усилий. Кроме того, Маркс подчеркнул, что вместо того, чтобы «свободно» продавать свою рабочую силу, рабочие являются «товаром, подверженным превратностям конкуренции и, таким образом, максимумам и минимумам, ожидаемым от экономического рынка» (Маркс и Энгельс, стр. 87 ). Однако Макс Вебер (1864-1920) задумал еще одно измерение безжалостного накопления богатства, которое он назвал «рационализация». Рационализация поддерживала дух капитализма. Вебер предположил, что жадность и прибыль тесно переплетены с глубоким ощущением «дисциплинированной обязанности труда как долга».

Эта «иррациональная» обязанность является целью рациональной организации капиталистической деятельности. Стоит отметить, что Вебер писал об этом измерении как об одном из многих возможных компонентов, которые способствовали капитализму в индустриальной Европе (Giddens 1971, pp.125-127). Прибавочная стоимость, являющаяся результатом прибавочного труда, приводит к излишку продукции для требование », особенно с точки зрения базовой потребности в средствах к существованию. Высокая интенсивность производства приводит к неизбежному отчуждению рабочего. Отчуждение можно определить как состояние отрешенности, которое относится к двум областям производства. Первый – это отчуждение работника от фактического продукта, созданного его или ее трудом. Второе относится к отчуждению от фактической задачи производства; сложное разделение труда создает стандартизированные процессы и упрощает трудовые задачи для окончательного завершения роста производства.

Наличие отчуждения подавляет индивидуальность и процесс творчества через однообразие. В то время как когда-то умение и мастерство вызывали доверие к определенному чувству удовлетворения, в отличие от труда при капитализме, отделяет себя от сил творения, которые существуют внутри. Кроме того, теория товарного фетишизма Маркса поддерживает отчуждение в том смысле, что, поскольку рабочие трудятся в утомительных условиях, не имея возможности для творческого самовыражения, они находят новые способы удовлетворения чувства самовыражения, и это происходит посредством накопления товаров. Это служит и укрепляет власть и побуждение капитализма (Lee and Newby 2000, p.117). Bythell (1983) заходит так далеко, что утверждает, что «обычный человек в относительно бесклассовом мире кустарной промышленности, безусловно, был счастливее» (с.18). Если бы массовое производство «жестоко вытеснило» более раннюю, более добрую, более ориентированную на семью организацию производства (Bythell 1983 p.18), то, согласно Марксу и теории диалектики, коммунизм в конечном итоге вытеснил бы капитализм. Процесс динамических изменений будет происходить из-за противоречий, созданных капитализмом, и это будет неизбежным процессом.

Капитализм всегда будет стремиться максимизировать прибыль через процесс эксплуатации рабочего класса. Избыточное производство товаров в конечном итоге будет лишено движения на экономическом рынке из-за усиления конкуренции рыночных сил, снижающих обменную стоимость. Маркс утверждал, что «слишком много» всего, что движет капитализмом, – это кризис, который увидит его крах (Маркс и Энгельс, с. 84). Маркс утверждал, что каждый происходящий экономический кризис в конечном итоге приведет к ослаблению влияния капитализма. Сочетание буржуазной деятельности, неизбежного усугубляющего эффекта дальнейшей бедности рабочего класса и процесса развития классового сознания, которому частично помогает сбор большого количества рабочих под одной крышей, приводит к революционному движению к социалистическое общество (Гидденс, 1971, с. 58–60). Превосходство капитализма к социализму не произошло. У крупных организаций возросла власть, и капиталисты нашли новые способы снижения издержек, например, переместив производство в страны, где относительная норма – более низкая заработная плата, более продолжительный рабочий день и сомнительные методы работы.

Кроме того, экономические спады воспринимаются государством как средство защиты от неудач. Это очевидно в последние месяцы, когда правительство субсидировало Northern Rock. Более того, Вебер заметил примечательные причины, по которым революция не состоялась. Сложная капиталистическая функция требовала бюрократических систем, в результате которых появился офисный работник, который командовал более высокими зарплатами, чем их двоюродные братья из рабочего класса. Хотя мелкая буржуазия не могла претендовать на собственность, они добавили еще одно измерение в классовую структуру через конкурентную деятельность в направлении вознаграждения социального статуса. Вебер Бел …

Поделиться сочинением
Ещё сочинения
Нет времени делать работу? Закажите!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и обработкой ваших персональных данных.