Представление готических тропов, сравнение романа и фильма сочинение пример

ООО "Сочинения-Про"

Ежедневно 8:00–20:00

Санкт-Петербург

Ленинский проспект, 140Ж

Сочинение на тему Представление готических тропов, сравнение романа и фильма

Эта глава из романа «Дракула» Брэма Стокера включает в себя множество условных обозначений, типичных для готического жанра, в основном использованных здесь благодаря характеристикам Стокера Джонатана Харкера, графа Дракулы и трех соблазнительных женщин. Опубликованный в конце 19-го века, в то время, когда акцент в готическом жанре часто был сделан на более темных элементах человеческой психики в привычной обстановке современного мира, «Дракула», по большей части установленной в викторианской Британии, действительно соответствует жанровым нормам того времени. Тем не менее, эта глава содержит ряд соглашений, установленных в начале жанра; главный герой страдает от чрезмерного эмоционального стресса, вызванного сверхъестественными явлениями, событиями, происходящими в незнакомых местах, отдаленных от настоящего. Действительно, такие элементы гарантируют, что основы этого романа глубоко укоренились в готическом стиле.

Откровенно сексуальный оттенок этой главы устанавливает тему романа, действительно ту, которая распространена в готическом жанре. Стокер изображает один из повторяющихся готических стереотипов женских персонажей в своем изображении трех женщин, представленных в этой главе; они привлекательны, призрачны и сексуально напористы. Джонатан рассказывает о том, как «прекрасная девушка встала на колени и склонилась над ним, справедливо злорадствуя», проксемика здесь создает сексуальный тон и усиливает представление, типичное для готического жанра: женщины способны проявлять силу только через свои сексуальность. Сексуальность – распространенная готическая тема; действительно, это хорошо видно в антологии Анжелы Картер «Кровавая палата и другие истории», где многочисленные женские персонажи демонстрируют преобладающие сексуальные желания. Однако женская викторина в викторианскую эпоху не была общепринятой, и современные читатели были бы шокированы и даже потрясены этим моментом повествования, действительно выполняя одну из целей жанра. В экранизации 1992 года «Дракулы» Стокера режиссер Фрэнсис Форд Коппула еще более преувеличивает сексуальную атмосферу, решив, чтобы три женщины были топлесс и чтобы все общались с Джонатаном, целовали и облизывали его неоднократно. Спустя столетие после того, как оригинальное общественное мнение о сексе изменилось бы, и, сделав это замечание еще более возмутительным, Коппуле удалось отстоять готический мотив шокирования своей аудитории. Еще одна готическая тропа, изображаемая в этот момент, – это представление о том, что сверхъестественное одновременно отталкивает и притягивает людей. Стокер предоставляет читателю более одного примера сопоставления, демонстрирующего растерянность Джонатана относительно того, как реагировать на его странное затруднительное положение: «некоторое тоска и в то же время смертельный страх», «который был одновременно волнующим и отталкивающим». Это сильное противопоставление также видно в описании Стокером физической внешности женщин: они действительно являются «дамами по одежде», имитируя внешность викторианской леди, противопоставляя смущающий акцент, который Стокер надевает на их «блестящие белые зубы». Подавляющее чувство растерянности Джонатана здесь, а также его вины в знании того, что «нехорошо это записывать, чтобы однажды это не встретилось глазами Мины», демонстрирует, что сексуальный элемент главы, возможно, является трансгрессивным, но представлен в таком виде способ, которым он привлекателен как для современных, так и для современных читателей, и действительно соответствует готической традиции изучения необъяснимого очарования.

Другой персонаж, который по своей сути готический, – это граф Дракула. На данный момент в романе сверхъестественные элементы его персонажа уже намекали читателю, а здесь они только подчеркиваются. Стокер изображает, как «красный свет в [его глазах] был зловещим, как будто пламя адского огня пылало позади них». Цветная семиотика так часто используется для изображения персонажей в готической литературе, и здесь она ничем не отличается. Намек на ад, наряду с коннотациями красного цвета, связывает графа Дракулу со злом, но также и с мифами о вампиризме – красные глаза являются показателем этого. Это предвещает потенциальную жестокость в графе и устанавливает его в качестве готического антагониста романа. Кроме того, граф обладает огромной силой как физически, так и в отношении гендерной динамики, усиливая его готическую характеристику. Джонатан рассказывает, как граф Дракула «швырнул от него женщин», мощный глагол «швырнул», вызывая чрезвычайно агрессивные коннотации. Его действия здесь подтверждают мужское доминирование в этот момент, когда Стокер представляет концепцию, что гендерная иерархия, повторяющаяся готическая тема, существует как в человеческом, так и в сверхъестественном царстве; мужчины всегда будут доминировать. На самом деле, в экранизации 1992 года Фрэнсиса Форда Коппулы, эта динамика силы наглядно демонстрируется через ракурс камеры в этой точке истории, которая смотрит на графа снизу, имитируя то, как женщины могут смотреть на мужчину. Агрессивные действия графа гарантируют, что это еще один момент в повествовании, который успешно шокирует современного читателя, поскольку викторианский фасад респектабельности подорван.

Кроме того, явное эмоциональное расстройство и дезориентация главного героя Джонатана Харкера вносит значительный вклад в готическую атмосферу романа. Джонатан описывает, как «губы… казалось, вот-вот застрянут на [его] горле», а использование глагола «закрепить» в этот момент успешно проявило ощутимое напряжение, так как оно отражает чувство клаустрофобии и надвигающуюся опасность. Действительно, отсутствие реакции Джонатана может сбить с толку читателя, так как это человеческий инстинкт избежать опасности; его пассивная и покорная манера в этот момент только подчеркивает динамику силы между Джонатаном и женщиной, действительно готической по стилю, поскольку Стокер демонстрирует беспомощность человека – достойного характера – перед лицом существа, которое является одновременно иностранное, но и тревожно знакомое для читателя, как она для Джонатана. Стокер также преуспел в создании сильного чувства дезориентации на этом этапе повествования, когда граф заявляет: «Я должен разбудить его», при этом довольно очевидным следствием является то, что Джонатан спал. Это резко изображено в экранизации фильма 1992 года Фрэнсиса Форда Коппулы, в котором эхо-шепот трех женщин, которых еще нет, в сочетании с туманом, который изначально покрывает кровать, создает фантастическую, сказочную последовательность, которая усиливает вероятность того, что Джонатан действительно без сознания, ставя под сомнение, было ли это происшествие просто воображением Джонатана. В то время как читатель остается неуверенным относительно того, был ли Джонатан без сознания, Стокер, в истинно готической форме, намеревался создать ненадежного рассказчика, который впоследствии нервирует читателя. «Поворот винта» Генри Джеймса – один из самых известных примеров готического тропа ненадежного рассказчика; история заканчивается шокирующим и запутанным образом, оставляя читателя совершенно неуверенным в том, что произошло. Действительно, этот момент похож на то, что читатель остается неуверенным относительно того, действительно ли происходили действия или это было частью сна – проявлением страха Джонатана. Здесь Stoker выполняет одну из самых важных готических целей; стимулировать психологическую реакцию страха у читателя. Действительно, суть готики заключается в том, чтобы угрожать стабильности и потерять контроль над тем, что традиционно считается читателем нормальным и правдивым. Конец главы усиливает страх читателя, поскольку в нем описывается, как «ужас одолел меня, и я опустился без сознания». Контраст в структуре предложений и акцент на потере сознания чрезвычайно важен в том смысле, что он отражает театральную кульминацию затемнения, что делает конец этой главы достаточно неожиданным и драматичным. Stoker’s эффектно использует повествовательные техники на протяжении всей главы; эпистолярный стиль и, в частности, повествование от первого лица, еще один частый готический троп, гарантирует, что «ужас» ситуации сильно резонирует с читателем, а готический стиль повествования усиливается.

В заключение, использование Стокером традиционных готических тропиков в сочетании с предшествующими знаниями читателя об отдаленном и изолированном месте, где разворачивается повествование, полностью соответствует стилю ранней готической литературы; действительно, «Замок Отранто» Горация Уолпола считается первой готикой, и его отдаленная обстановка прокладывает путь к эффективности такой конвенции. Комбинируя этот элемент с другими, знакомыми читателю готики – элементами сверхъестественного, ненадежным рассказчиком и откровенно сексуальным тоном, – Стокер успешно рассказывает историю, хорошо зарекомендовавшую себя в готической форме.

<Р>

Поделиться сочинением
Ещё сочинения
Нет времени делать работу? Закажите!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и обработкой ваших персональных данных.