Пересмотр «Детство: память и чувства» в «Ковбое Уолкера Бразерса» Алисы Мунро сочинение пример

ООО "Сочинения-Про"

Ежедневно 8:00–20:00

Санкт-Петербург

Ленинский проспект, 140Ж

Сочинение на тему Пересмотр «Детство: память и чувства» в «Ковбое Уолкера Бразерса» Алисы Мунро

«Ходок братьев Ковбой», рассказ, написанный Алисой Мунро, представляет ключевой (и, возможно, формирующий) опыт молодой, неназванной женщины-рассказчика. Манро фильтрует зрительные и обонятельные воспоминания девочки по присутствующим напряженным мыслям заметно зрелого голоса, создавая ностальгический эффект, который подчеркивает значение этой истории детства для рассказчика.

«Теплая ночь», наполненная «потрескавшимися тротуарами» и звуком «Очень тихий, гудящий шум на камнях пляжа» (с. 2) приветствует читателя; Эти описания являются сущностью мира рассказчика в «Ковбое Уолкеров». Важно, что Мунро создает существенный, трехмерный мир, рассматриваемый с точки зрения этой молодой, мрачной девушки. «Увиденный» – действительно ключевое слово здесь. Описанные сенсорные эффекты в основном визуальны, чтобы представить читателю ясную и привлекательную реальность. Мало того, что установившаяся обстановка стала более прочной и облегченной для входа, но и пронзительные визуальные описания рассказчика раскрывают ее до подростковой перспективы открытия и ясности. Здесь рассказчик визуально интерпретирует центральную тему письма Мунро:

«Дети по своей собственной воле отделяются друг от друга, разделяются на острова по два или один под тяжелыми деревьями, занимая себя такими уединенными способами, как я весь день…» (с. 2)

Несмотря на то, что в Walker Brothers Cowboy двойные темы уединения и близости только косвенно связаны с памятью, проницательный визуальный образ каждого из них здесь важен. Из этого примера видно, как читатель может получить доступ к сердцу истории. Без этих вкраплений сенсорных метафор и интерпретаций история была бы намного более тусклой, двумерной конструкцией. Ведь вместо того, чтобы описывать идеально линейный сюжет в прямом повествовании от первого лица, Мунро старательно набрасывает свою историю. Она делает небольшие прыжки во временах и пространствах, чтобы проиллюстрировать персонажей, обстановку и настроение, но всегда остается в рамках настоящего первого лица, чтобы ограничить и определить историю. Поскольку стиль письма Мунро открывает множество крошечных возможностей, таких как уколы солнечного света, проникающие сквозь соломенную шляпу (с. 7), читатель должен уметь рассказывать историю на равных условиях с рассказчиком. Разрозненные сенсорные описания и метафоры Мунро очень эффективно привлекают читателя к сочувствию.

Как только читатель сможет увидеть и интерпретировать мир рассказчика с ее точки зрения, в игру вступает концепция памяти. Рассказчик, в отличие от ее брата, может получить доступ к этим событиям через ее память. «Не беспокойся о моем брате, он не замечает этого достаточно». (С.11) Такие описания, как «маленькие капли образуются вдоль ее верхней губы, висят на мягких черных волосках в углу ее рта» (стр. 10) которые противопоставляют рассказчика и ее брата, наполняют историю ностальгией. Перспектива и чувства, скрывающиеся за ее воспоминаниями, открываются, как развивающаяся фотография, для изучения читателем и будущими версиями рассказчика.

Намек на ностальгию также присутствует в тексте в формальной, развитой дикции рассказчика. Хотя все реакции и чувства рассказчика точны для молодой девушки, ее богатые описания напоминают пожилую, зрелую женщину, которая помнит важное событие прошлого. Ностальгия также упоминается внутри истории. На третьей странице ее отец описывает поток ледяных шапок, положив руку на снег. Рассказчику становится неловко из-за искажений мыслей, спровоцированных этими огромными периодами времени: энтропия проникает во все?

Энтропия, важный аспект ностальгии, противостоит Мунро, хотя и неуловимо. Рассказчик признает: «Я хочу, чтобы Озеро всегда было просто озером» (стр. 3). Оно передает как стремление к неизменному миру, так и невозможность этого стремления. Тем не менее, есть одно место, где озеро не будет нарушено энтропией. Озеро, «с плавучими надписями, отмеченными им, и волнорез и огни Таппертауна» (стр. 3) действительно существует, неизменное и неуязвимое для времени, в сообщении истории. В то время как любое реальное место восприимчиво ко времени, эта вымышленная конструкция будет жить посредством писем Мунро, в рассказчике и, конечно, в воображении и памяти читателя.

Напряжение между матерью и отцом рассказчика, которые представляют большую часть мира рассказчика, контрастирует не только с их характером. Он подчеркивает два разных взгляда на прошлое, два вида запоминания. Один мучается от прошлого, потерянного в энтропии, несчастье или времени, а другой создает приятные воспоминания в настоящем, относящиеся к прошлому безмятежно. Ее отец создавал обрывки песен, которые подстрекали рассказчика к смеху и приятной памяти. Принимая во внимание, что мать рассказчика имеет прямое отношение к испытываемой в настоящее время ностальгии несколько раз в истории: «Помните ли вы, когда мы посадили вас в сани, а майор потянул вас?». (стр. 4) Отец рассказчика видит настоящее с хорошим юмором, скромностью и принимающим, спокойным характером. Ее мать смотрит на нынешнюю ситуацию «с достоинством, с горечью, без примирения» (с. 3). Несоответствие между родителями четко и с юмором определяется происшествием и последующим пересказом инцидента «мочи». В то время как отец позже пересказывает это событие как анекдот, созданный для комического эффекта, он замалчивает детей на четвертой странице, говоря: «Только не говорите своей матери, что… она не может увидеть шутку».

Наконец, в конце истории появляется шокирующее осознание того, что ее мать и отец представляют две стороны одной медали. Прошлое семьи было потеряно, погребено под переменами, как динозавры погребены подо льдом. И все же, конечно, он все еще существует в памяти ее отца, а теперь и в рассказчике, и в читателе. Рассказчик связывает образы ледников и вновь обретенное прошлое отца на последней странице, используя метафору пейзажа, с «Всевозможными погодными условиями и расстояниями, которые вы не можете себе представить». (стр. 11) Мунро прекрасно вписал значительный переходный период в жизнь этой молодой женщины, возвысив крошечные наблюдения до ностальгии. Она достигает кульминации и вдумчивого разрешения с небольшим, и маленькими событиями заговора. Благодаря интроспективному рассказчику Мунро может внедрить сенсорные детали в читателя и осветить момент реализации таким образом, чтобы читатель мог сопереживать и понимать.

<Р> Источник:

Мунро, Алиса. Уолкер Братья Ковбой. Нортон Антология литературы: двадцатый век. Том Ф. 2-е издание. Издание Сара Лоуэлл и Мейнард Мак. W.W Norton & Co. Нью-Йорк и Лондон, 2002.3010-3020.

Поделиться сочинением
Ещё сочинения
Нет времени делать работу? Закажите!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и обработкой ваших персональных данных.