Аргумент против стандартной интерпретации аргументов Декарта в медитациях в Sum Res Volans Андрея Михали сочинение пример

ООО "Сочинения-Про"

Ежедневно 8:00–20:00

Санкт-Петербург

Ленинский проспект, 140Ж

Сочинение на тему Аргумент против стандартной интерпретации аргументов Декарта в медитациях в Sum Res Volans Андрея Михали

Ответ на: Sum Res Volans: центральное место желания Декарта

В Sum Res Volans: центральное место желания Декарта, Андреа Михали бросает вызов стандартной интерпретации работы Декарта. Многие комментаторы интерпретируют аргументы Декарта в «Медитациях» как «означающие, что сущность ума состоит из мыслей как объектов осознания» (Михали 149). Вместо этого Михали утверждает, что «желание – такая же часть сущности картезианского медитирующего ума, как осознание» (Михали 150). Интерпретация Михали, хотя она вполне может быть точной в том смысле, что желание столь же важно для мышления, как и осознание, тем не менее является сомнительной интерпретацией медитаций Декарта. Существуют серьезные сомнения в том, что толкование Михали может быть сделано в отношении философии Декарта и его рассуждений о мыслях и идеях.

Михали утверждает, что «воля видна как согласие, как фокус и внимание» (Михали 152) для обычного человека до и после сомнения. Автор утверждает, что «у человека до и после сомнения есть желания, на которые он действует» (Михали 152). Более того, «согласие имеет первостепенное значение в таких обстоятельствах, так как трудно достичь расстроенного отношения» (Михали 152). Другими словами, Михали утверждает, что воля активна в мышлении, потому что люди, хотя и в незначительной степени, направляют свои мысли. Желание явно играет определенную роль в суждении и принятии решений, поскольку мнения людей часто руководствуются и руководствуются их волей. Однако, помимо таких сложных мыслей, кажется, что есть волевой аспект для кратких идей и образов, которые приходят на ум. Каждый раз, когда человек смотрит на объект или слышит определенный звук, есть волевой аспект, направляющий чувства и обрабатывающий информацию, которой он подвергается, независимо от того, насколько краткой и мимолетной является мысль, которую может вызывать сенсорная информация. Поэтому, признав, что «для Декарта мы осознаем мысль, непосредственно воспринимая ее форму, которую Декарт называет« идеей »» (Михали 153), Михали утверждает, что «интенциональность и осознанность характерны для всех мыслей» (Михали 153 ). Таким образом, мнение о том, что желание является основой мышления, кажется вполне правдоподобным. Однако Михали не может четко продемонстрировать, что это верно в контексте аргументов Декарта. Кроме того, аргументы и различия Декарта, сделанные Декартом в отношении мышления, похоже, не согласны с мнением Михали.

В третьей книге Медитаций Декарт проводит различие между суждениями и мгновенными мыслями. «Некоторые из этих мыслей подобны образам вещей» (Декарт 48), в то время как для «других мыслей, принимающих разные формы … я включаю в свои мысли нечто большее, чем подобие этой вещи» (Декарт 48). «Первый уровень» мышления относится к мгновенным объектам осознания. Другими словами, он ссылается на мысли, такие как ментальные образы, которые запускаются сенсорной информацией, полученной «случайно». Например, ментальный образ, который срабатывает при просмотре машины, припаркованной на улице. «Второй уровень» мысли «называется волями или аффектами, а другие называются суждениями» (Декарт 48). Это мысли, которые возникают, когда человек решает использовать ментальные образы для формирования суждения или мнения, используя такие идеи в более глубокой обработке мыслей. Например, если человек использует ментальный образ автомобиля, чтобы развить суждение или другую более сложную мысль. Похоже, что Декарт приписывает волю, как центральную черту, «второму уровню» мысли, преуменьшая его значение для «первого уровня».

Декарт подразумевает, что воля не играет заметной, если таковая есть, роли в «первом ярусе» мысли (мгновенные объекты осознания), может быть или не быть правильной. Это, однако, не тот вопрос, к которому Михали подошел в диссертации. Михали выступает против стандартной интерпретации Медитаций. Эта стандартная интерпретация, похоже, соответствует собственным словам Декарта. Более того, если различия Декарта принимаются как часть правильной интерпретации картезианского медитирующего разума, то интерпретирующее утверждение Михали о том, что «воля является такой же частью сущности картезианского медитирующего ума, как осознание», является ложным. Опять же, Михали вполне может быть прав, что, в целом, желание является центральным в мысли. Однако в качестве толковательного утверждения о медитациях Декарта Михали, похоже, игнорирует различия, очерченные самим Декартом.

Честно говоря, Михали сосредотачивается на централизации желания в отношении «второго уровня» мышления – суждений и мнений. В этом отношении Михали прав, утверждая, что воля играет выдающуюся роль в мышлении, поскольку такие мысли «второго уровня» даже называют «волевыми» (Михали 153). На самом деле Михали охватывает пять основных концепций, которые подробно обсуждаются в Медитациях и в которых воля играет выдающуюся роль: «cogito, ясность и ясность, аргументы в пользу существования Бога, аргументы в пользу существования материальные вещи и свет природы рассматривают как инстинкт, зависящий от воли »(Михали 150). Все эти темы требуют воли, чтобы разум мог обработать и сформулировать мнение и суждение о них. Однако утверждение о том, что желание играет решающую роль в суждении и в созерцательной мысли, не является новым или оспаривающим утверждением относительно медитаций Декарта. Кажется, что Михали, казалось, игнорировал различие Декарта между мгновенными объектами сознания и использованием этих объектов сознания для формулирования мнения или суждения.

Обзор медитаций Михали ясно демонстрирует мастерство многих картезианских концепций и аргументов. Однако в статье оспаривается обоснованное толковательное утверждение относительно медитаций Декарта, где философский вызов самой работе Декарта мог бы быть более уместным. Михали, оспаривая интерпретацию, согласно которой, согласно Декарту, исключительно осознание является центральным для мышления, игнорирует различия и последствия, которые делает сам Декарт. Стандартная интерпретация, не претендующая на точность аргументации и самих различий Декарта, гораздо более верна тексту и предполагаемому значению Медитаций. Готовность, безусловно, является важной частью процесса принятия решений и, тем самым, процесса принятия решений. Это может быть очень хорошо, чтобы быть центральной чертой всех мыслей. Утверждение Михали о том, что желание является таким же центральным для мышления, как и осознание, несомненно, является убедительным и правдоподобным философским заявлением, однако, как утверждение о толковании работы Декарта, оно далеко не соответствует действительности и остается необоснованным.

Поделиться сочинением
Ещё сочинения
Нет времени делать работу? Закажите!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и обработкой ваших персональных данных.